Задать вопрос
Статьи

Клерикальный стиль как фактор расширения стилистической системы современного русского литературного языка

31.03.2022
Гошовская А. А., Соловьева О. И.
Клерикальный стиль как фактор расширения стилистической системы современного русского литературного языка

Традиционно принято различать пять функциональных стилей: научный, официально-деловой, разговорный, художественный и публицистический. Каждый из стилей – это такая подсистема современного русского языка, которая определяется условиями общения в какой-либо сфере социальной деятельности и обладает совокупностью стилистически значимых языковых средств.
Основными факторами формирования стиля являются сфера функционирования, форма реализации, типичный вид речи, специфичные стилевые черты и ведущая функция. Учитывая вышеперечисленные факторы и речевую практику сегодняшнего дня, необходимо обратить внимание на тот факт, что сегодня, когда активно восстанавливаются и строятся храмы, открываются воскресные школы, православные гимназии, лицеи, мы можем говорить о формировании еще одного стиля русского литературного языка – клерикального стиля.
Нам известно, что Русская Православная Церковь использует церковнославянский язык. По аналогии с латынью, он является «мертвым» языком, используемым только в отдельной церковной книжно-письменной сфере. При этом в устном церковном общении, в жанрах проповеди, исповеди, свободной молитвы священники, служащие и прихожане используют особую разновидность русского языка.
«В последние годы русская религиозная речь звучит и за стенами храма  в выступлениях священников по радио, телевидению» [1], причем не только в передачах, посвященных религиозной тематике, но и в материалах о значимых событиях общественной жизни (освящение новых школ, больниц, политическая и межнациональная жизнь страны и др.). Также на русском языке издается популярная религиозная литература. Следовательно, с уверенностью можно говорить о том, что современный русский литературный язык весьма широко используется в религиозных целях. Немаловажен тот факт, что его употребление обнаруживает сформировавшиеся устойчивые стилистические особенности, обусловленные сферой общения, спецификой веры и функциями. Таким образом, имеются все основания среди речевых разновидностей русского литературного языка выделять клерикальный функциональный стиль, определяемый речевой реализацией религии как одной из форм общественного сознания.
Рассматривая веру и религию в качестве основы клерикального стиля, «мы должны интерпретировать их с позиций <…> религиозного сознания, так как именно оно воплощается в религиозных текстах, определяя их специфические стилевые черты» [1], такие, как: возвышенная тональность речи, соответствующая высокой цели религиозной деятельности и служащая проявлением складывавшейся веками традиции общения с Богом; символизация фактов и событий невидимого мира, а также возможных вариантов нравственно-религиозного выбора человека; модальность несомненности, достоверности сообщаемого.
Первая из названных стилевых черт  возвышенная тональность речи  определяется возвышенностью религиозных мыслей, чувств, ценностных установок, которые предполагают использование соответствующих им своей стилистической окраской языковых средств. Это так называемые фрагменты, или, как называет их Б. М. Гаспаров, «готовые к употреблению куски языкового материала»: любящий Отец, очистит от грехов, нашего ради спасения, чудо творения Божия, сходит с небес, стал Жертвой за нас и т.п. Такого рода языковые и речевые единицы сочетают в себе многовековой опыт религиозного общения, они «населены голосами» предшествующих поколений верующих. Поэтому стилистическая окраска языковых единиц, традиционно используемых в богослужении, выполняет особую функцию  поддержание в каждом верующем человеке ощущения своей неотделимости от духовной общности людей, связанных верой в чреде поколений.
Символизация событий невидимого мира основывается на том, что абсолютные по своему значению духовные факты не могут быть представлены в человеческом общении иначе, как с помощью символов, помогающих, насколько это возможно, постичь содержание религиозных истин: «Поэтому церковно-религиозная речь обязательно является символической. Важнейшими средствами выражения данной стилевой черты выступают те тропы и фигуры речи, которые отражают сходство явлений,  главным образом метафоры, аллегории и сравнения» [1]. Они создают своеобразие церковно-религиозного стиля именно их смысловой отнесенностью к духовному миру, их включенностью в деятельность, направленную на сближение души человека с Богом. И хочется привести пример из выступления митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича): «Человек может ко всему привыкнуть: он может привыкнуть жить в любом климате – самом холодном или самом жарком; он может приучить себя, если будет к тому вынужден, жить впроголодь месяцами, а может быть, и годами; он может не укрывать себя в самую жестокую стужу теплой одеждой; человек привыкает к любому труду, какой на первый взгляд кажется ему непосильным. Но к одному человек привыкнуть никогда не может, это – жить без любви, без той любви, при которой он никогда не чувствует себя одиноким в этом мире, затерянным в массе людей, или отверженным людьми, или не понятым ими, когда человеку и горе свое разделить не с кем, и некому раскрыть свою наболевшую душу с ее думами, мечтами, заботами. Сердце человека ищет и жаждет ласки и любви, человек хочет согреть свое сердце теплом этой любви. Разве всегда такая любовь сопровождает земной путь человека?» [2, с. 73].
«Природой веры определяется также модальность несомненности, достоверности речи. В самом деле, вера предполагает убежденность человека в существовании Высшего Начала (Бога) и в истинности Его откровения» [1]. Согласно церковной доктрине, ошибаться может и светский оратор, и ученый, поскольку они исходят из личных убеждений, между тем в церковных текстах воплощено Божественное учение, представляющееся абсолютно истинным. Характерным маркером этой убежденности выступает частица аминь  «истинно, верно», которая завершает проповедь или молитву.
Наиболее активными языковыми средствами выражения уверенности в истинности сообщаемого являются так называемые фактивные глаголы (знать, помнить, веровать, верить и др.), существительные истина, правда и производные слова истинный, истинно, поистине, воистину. Убеждающую силу имеют для сознания верующего человека ссылки на высший авторитет Священного Писания, на свидетельства святых отцов Церкви.
Также стоит рассмотреть и употребление языковых средств в клерикальном стиле. На лексическом уровне широко используются церковнославянизмы: благо, храм, забвение, обрести, смиренный; абстрактная высокая лексика: мир, благоденствие, сострадание и т. д., например, в ответе на вопрос, надо ли изучать основы православной религии в школах Святейший Патриарх Кирилл использует именно такую лексику: «Несомненно, знание духовной культуры будет не разделять, а сближать людей, будет воспитывать нас в уважении друг к другу, а самое главное, будет содействовать тому, что идеи справедливости, любви, добра, мира будут входить в наше национальное сознание с самого раннего детства и содействовать формированию открытой к миру личности» (эфир одной из телевизионных программ «Слово пастыря»).
В области морфемики характерны старославянские приставки и суффиксы: пресвятой, пречистый, премилостивый, изведать, изгнать, искупить, создатель, покровитель, утешитель, сеятель, заступление, дерзновение, служение, смирение и подобные. Говоря о способах словообразования, нужно отметить, что в церковно-религиозной речи значительно шире, чем в других речевых сферах, представлены словосложение (благодеяние, долготерпение, милосердие, песнопение, человеколюбие, богобоязненный, чудотворный и т.д.).
Нужно иметь в виду, что отбор и использование языковых единиц с архаически-возвышенной коннотацией  это лишь одна из многих закономерностей, определяющих стилистико-речевую системность религиозной речи. Так, стоит отметить широкое употребление различных тропов и фигур речи. Причем их функция состоит не столько в украшении, сколько в эффективном эмоциональном воздействии на сознание адресата (пример высказывания протоиерея Димитрия Смирнова): «К нам постоянно прилипает грех, мы согрешаем делом, словом, помышлением, всяким нашим чувством. И надо видеть эту грязь, надо каяться в этом, надо все силы души употреблять на то, чтоб одежду, которую мы здесь получаем, одежду нашей души, сохранять чистой» [3, с. 26].
Интересен следующий факт: молитвенное прошение, а также пастырское наставление предполагают, в частности, использование определенно-личных предложений с главным членом, выраженным повелительным наклонением глагола (сайт МегаОбучалка, реферат): Господи, прости нас, грешных! Даруй же нам всем, Господи, спасительно провести время поста и покаяния...; Помогайте всякому. Не будьте памятозлобны. А в наставлениях широко представлены предложения с составным глагольным сказуемым, включающим модальные слова со значением долженствования или необходимости: Мы должны любить Бога всем сердцем; Должно всемерно сохранять чистоту своей души, необходимо всемерно избегать всех соблазнов и обольщений. Но в отличие от официально-деловых текстов, выражающих правовое предписание, здесь реализована модальность призыва или поучения.
Решая вопрос о стилевом статусе церковно-религиозной речи, нужно иметь в виду, что стили современного русского литературного языка не замкнуты сферами функционирования, что все они в большей или меньшей степени допускают использование языковых средств иных сфер. (Грекова, Алтайская государственная академия образования им. Шукшина). Не составляет исключения и религиозная речь. Мы видели, что характерные для того или иного из функциональных стилей русского языка единицы и явления эпизодически могут включаться в ткань церковно-религиозных текстов и что, участвуя в выполнении религиозных коммуникативных заданий, они функционально преобразуются в ней, становятся элементами новой речевой организации.
Таким образом, тексты рассматриваемой сферы общения, воплощая веру и реализуя ее назначение, объективируя религиозную деятельность, характеризуются стилистико-речевой системностью, соответствующей специфике религиозной речи; они проявляют целостный комплекс специфических стилевых черт. (сайт Разумное, доброе вечное. http://www.myfilology.ru/145/osobennosti-funktsionalnykh-stilei-russkogo-iazyka/tserkovno-religioznyi-stil-rechi/). Налицо, следовательно, особый способ функционирования современного русского литературного языка, формирующий один из его функциональных стилей  клерикальный.

Библиографический список
1. Особенности функциональных стилей русского языка [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.myfilology.ru/practical-stylistics/peculiarities-of-functional-styles/ (дата обращения 15.09.2015).
2.Шевырина, Л. В. «Практическая риторика»: Учебное пособие [Текст] / Л. В. Шевырина. Екатеринбург, 2007. – 144 с.
3. Смирнов, Д., протоиерей. Проповеди : Сестричество во имя преподобномученицы Великой княгини Елизаветы [Текст] / Д. Смирнов, протоиерей. М., 2002. – 75 с.
4. Дорфман, Т. В. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Русский язык и культура речи» /Т. В. Дорфман, О. Е. Чернова. Магнитогорск: МаГУ, 2011. – 240 с.
5. Жеребило, Т. В.. Термины и понятия лингвистики: Общее языкознание. Социолингвистика: Словарь-справочник [Текст] / Т. В. Жеребило.  Назрань: ООО «Пилигрим», 2011.
Задать вопрос

Заполните данную форму и мы свяжемся с вами в ближайшее время, или позвоните нам по одному из указанных ниже номеров телефона:

+7(3519) 34-89-42, +7 (982) 110-86-56

Имя*
Почта*
Комментарий
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсьс политикой персональных данных.
Расскажите друзьям!

Вы планируете прочесть или уже прочли статью? Поделитесь увлекательным опытом с Вашими друзьями и близкими.

Спасибо

Ваша заявка успешно отправлена.